Вопросы теории и практики гуманитарных исследований
Электронный научный журнал

Варшавское герцогство: некоторые аспекты идеологического влияния на западные губернии Российской Империи

Ж.Н. Ищенко | 02.04.2013 | Отечественная и зарубежная история |
№ гос. рег. статьи 001
Варшавское герцогство: некоторые аспекты идеологического влияния на западные губернии Российской Империи
Ж.Н. Ищенко

старший преподаватель кафедры «История и археология славян» Национального педагогического университета им. Н.П. Драгоманова, г. Киев, Украина

На основании архивных и опубликованных источников, обобщения научных исследований предшественников автором предпринята попытка проследить некоторые аспекты идеологического влияния Варшавского герцогства на западные губернии Российской империи.

Ключевые слова: Варшавское герцогство, Наполеон І, Александр І, идеологическое влияние, западные губернии Российской империи.
Duchy of Warsaw: some aspects of ideological influence in the Western province of the Russian Empire
Zh.N. Ishchenko

senior lecturer of the Department of History and archaeology of the Slavs» National pedagogical University them. N. P. Dragomanov, Kiev, Ukraine

On the basis of archival and published sources, summarizing of predecessors’ researches the author attempts to trace certain aspects of ideological influence of the Duchy of Warsaw to the western provinces of the Russian Empire.

Keywords: Duchy of Warsaw, Napoleon I, Alexander I, the ideological influence, the western province of the Russian Empire.
№ гос. рег. статьи: 001

Международная обстановка в Европе накануне 1807 г. способствовала установлению на континенте французского контроля. Лагерь союзников Франции после вынужденного подписания Тильзитского договора (1807 г.) пополнила Россия. Благодаря инициативе Наполеона І на европейской политической карте появилось новое государство – Варшавское герцогство.

Особенности дипломатического курса Наполеона І стали предметом исследования П. Ланфре [9]. В. Дрио проанализировал методы воплощения восточного внешнеполитического вектора французской дипломатии наполеоновской эпохи [8]. Е. Буржуа впервые отказался от идеи о Наполеоне-миротворце, который действовал в соответствии с международной обстановкой [7]. Различные аспекты наполеоновской политики на польских территориях, отошедших после Разделов Речи Посполитой к России и Австрии, анализируются В. Ададуровым [1]. Проблематика восприятия Наполеона І в Польше и Франции изучалась А. Неуважным [10] и А. Загорским [11]. В условиях современных международных реалий остается актуальным изучение и анализ особенностей франко-российских отношений начала XIX в.

Созданное Наполеоном І Варшавское герцогство стало своеобразным инкубатором для пропольских и пронаполеоновских настроений, территорией, через которую оказывалось идеологическое влияние на население западных губерний России.

Впервые военный потенциал Варшавского герцогства был использован Наполеоном І в войне с Австрией 1809 г. Тогда в эпицентре военного конфликта оказалась Галиция, территория которой принадлежала Австрии, но находилась в сфере политических интересов союзников: России, Франции и Варшавского герцогства. Российские интересы в регионе были четко сформулированы Александром І во время его встреч с французским послом А.-О. Коленкуром. Стремясь не допустить увеличения территории Варшавского герцогства, российский император соглашался в случае раздела австрийской территории оставить Галицию Австрии [2, c. 255]. При условии раздела этого региона между Варшавой и Санкт-Петербургом, Россия претендовала на большую часть спорных земель [2, c. 194]. Александра І вполне устраивала передача Галиции России [2, c. 236], но он категорически возражал против существования на российской границе «французской провинции» [2, c. 101].

Накануне 1809 г. лейтмотивом официального внешнеполитического курса Франции стало отрицание заинтересованности в увеличении территории Варшавского герцогства [1, c. 455]. В конце марта 1809 г. в руки российского посла в Париже князя А. Куракина попала копия записки Наполеона І  о возможности восстановления Польши в границах до 1772 г. [5, c. 179]. Реализация этого проекта предполагала создание конфликтной ситуации между участниками раздела Польши и втягивание России, заинтересованной в получении части Галиции, в войну с Австрией. Немаловажную роль в достижении этой цели должно было сыграть антиавстрийское восстание в регионе. В состав Польского королевства планировалось включить территорию Варшавского герцогства и все земли Галиции. Рассматривалась возможность увеличения королевства в будущем (за счет польских территорий, полученных Россией в результате Разделов Речи Посполитой). В апреле 1809 г. австрийскому правительству стали известны намерения Наполеона І создать антиавстрийскую коалицию еще в 1807 г. [1, c. 455]. Распространение этой информации в Российской империи вызывало обеспокоенность.

18 и 25 августа 1809 г. на заседаниях Комитета министров рассматривался вопрос влияния известий о восстановлении Польского королевства и присоединении к нему всей Галиции и Литовских губерний, принадлежащих России, на благонадежность и действия местных жителей [4, c. 87]. Резонанс в обществе, вызванный обсуждением «польского вопроса», возможность информирования австрийской стороной Санкт-Петербурга по поводу французских амбиций, логически объясняют характер российского способствования союзным войскам.

В 1808-1809 гг. идея о возможном возвращении в состав Варшавского герцогства галицких и литовских земель дестабилизировала политическую ситуацию в западных губерниях Российской империи. Начиная с сентября 1808 г. Комитетом министров неоднократно рассматриваются дела о лояльности местного населения России. 6 октября 1808 г. Подольский вице-губернатор сообщил правительству о нежелании местных жителей добровольно возить провиант российской армии в Молдавии [4, c. 202]. Обеспокоенность российского правительства вызывала отток денежных средств за границу (только в сентябре 1808 г. удалось предотвратить вывоз 9100 руб. серебром из Гродно и Вильно) [4, c. 156, 185]. На заседании Комитета министров 19 мая 1809 г. правительство признало невозможность выполнения распоряжения Александра  І о недопущении тайного вывоза из империи «[…] золотой и серебряной монеты […]» [1, c. 291]. Другим болезненным вопросом стало нелегальное пересечение границы российскими подданными, которые проживали на землях бывшей Речи Посполитой [4, c. 86, 314]. Пытаясь вернуть их на «путь истинный», Александр  І приказал конфисковать имения таких шляхтичей, а в случае, если родители не знали о намерениях своих детей, их недвижимость следовало брать под опеку, чтобы после смерти собственников производить конфискацию частей, которые должны были бы принадлежать сбежавшим детям [4, c. 86].
На протяжении 1809 г. на общественную мысль западных губерний России продолжало оказываться нежелательное, с точки зрения российского правительства, влияние [4, c. 87, 310, 326]. Комитету министров стало известно, что «Немчевич имеет сношение с Чацким, который на Волыни формирует на собственное иждивение шляхту и отправляет за границу, а Пусловский имеет […] свою почту […], (чтобы – Авт.) развозить новости и воспламенять умы, и что оба они управляют общим мнением всей Гродненской губернии […]» [4, c. 326-327].

Распространение среди молодежи профранцузских и пропольских настроений вынудило российское правительство 30 июня 1809 г. принять решение «во всех училищах в губерниях, от Польши приобретенных, объявить, что побеги учащихся для вступления в союзные войска терпимы быть не могут, и что те, которые осмелятся на то покуситься, отданы будут в воинскую службу и отосланы в отдаленные полки, а подговаривающие их преданы будут строжайшему по законам суждению» [4, c. 310].

Результатом совместных франко-польских действий во время войны с Австрией (1809 г.) стало создание Ю. Понятовским в Галиции (на территории, находящейся в сфере российских интересов) Центрального временного военного правительства под протекторатом Франции. В. Ададуров впервые полностью опубликовал письмо маршала Ж.-Б. Бернадотта князю Ю. Понятовскому, в котором изложен приказ Наполеона установить временный французский протекторат в Галиции. Документ содержит четкие инструкции: «Судебное производство должно осуществляться от имени императора французов, а все правительственные лица края должны принести клятву верности Вашей светлости (Ю. Понятовскому – Авт.)» и продолжать управлять от имени Его Величества [Наполеона І]». Планировался набор рекрутов за счет французской казны и присоединение их к французской армии. Внутренняя административная организация края должна была осуществляться Ю. Понятовским. Для выполнения этой миссии «из Магдебурга и из Штральзунда в Познань были направлены значительные денежные средства». [1, c.463-465]. Мы соглашаемся с мнением В. Ададурова, что Наполеон І во время военной кампании 1809 г. «пытался примирить в своей политике две взаимоисключающие тенденции: во-первых, сохранить союзные отношения с санкт-петербургским двором и, во-вторых, подготовить международный грунт для территориального увеличения Варшавского герцогства как будущего противовеса […] России. Неизбежность будущего военного столкновения с этим государством осознавалась Наполеоном еще во время кампании 1809 г.» [1, c.462].

По Шёнбруннскому мирному договору (14 октября 1809 г.) между Австрией и Францией Россия получила часть Восточной Галиции. [2, c. 291]. В то же время Варшавскому герцогству отошла большая часть Западной Галиции [2, c. 679], что, принимая во внимание создание в регионе Центрального временного военного правительства под протекторатом Франции и неофициальную поддержку Наполеона І, становилось предпосылкой для реконструкции Польского королевства и основой сепаратистских настроений среди шляхты западных губерний Российской империи. Кроме того, такое решение «галицкого вопроса» не способствовало улучшению франко-российских отношений. Военное присутствие россиян в Галиции использовалось ими для создания позитивного имиджа России среди местных жителей [2, c. 43, 655] и возможности последующего формирования галицкого ополчения [2, c. 45]. В результате, местное население стало заложником франко-российского идеологического противостояния.

Варшавскому герцогству принадлежит важная роль в формировании и пропаганде позитивного образа Наполеона І в западных губерниях Российской империи и на бывших польских территориях, отошедших к Австрии. Е. Дрио полагал, что пронаполеоновские настроения в Польше (в начале ХІХ в.) были гораздо сильнее, чем во Франции [10, c. 7]. Граф Н. Румянцев прямо обвинял французского посла в Санкт-Петербурге А.-О. Коленкура в нагнетании политических страстей в Варшавском герцогстве и позволении вести агитацию среди жителей российских западных губерний [6, c. 384]. Пытаясь ограничить поток французских и варшавских агентов, российское правительство указом от 23 августа 1807 г. установило порядок получения иностранцами паспортов для пересечения границы и обязательный дальнейший контроль над ними [3, л.18]. Указом от 30 мая 1808 г. срок пребывания иностранцев на территории Российской империи ограничивался тремя месяцами [3, л. 22]. Польские патриоты всегда связывали с именем Наполеона надежды на восстановление государственности. Современный польский гимн «Марш Домбровского» был создан для польских легионеров еще в 1797 г. В ноябре 1806 г. Ю. Выбицкий призывал поляков верой и правдой служить «великому и непобедимому» Наполеону, «доказать готовность отдать жизнь за свободу родины» как это сделали польские легионеры наполеоновской армии [11, c. 36]. К началу ХІХ в. благодаря активной деятельности варшавских патриотов на территориях, принадлежащих до Разделов Речи Постолитой, утвердилось мнение о судьбоносной роли Наполеона І для реконструкции польского государства. Изображения французского императора украшали медали, в его честь сооружались триумфальные арки и создавались поэмы [10, c. 163].

Итак, с одной стороны, дипломатические действия Наполеона І, направленные на создание Варшавского герцогства и расширение его территории, введение временного французского протектората в Галиции и финансирование Францией созданной тут администрации демонстрируют желание императора расширить сферу своего влияния в Европе. С другой, – указанные факты стали благодатной почвой для подъема польских патриотических настроений. Кроме того, успешное распространение варшавского идеологического влияния на жителей западных губерний Российской империи вызывало вполне обоснованную обеспокоенность Санкт-Петербурга. Необходимость принятия правительством Александра І ряда мер, направленных на стабилизацию ситуации указывает на стратегическую значимость региона для России. Таким образом, мы можем говорить о частичном совпадении французских и российских геополитических интересов на территориях, аннексированных после Разделов Польши Австрией, Пруссией и Россией.

Список литературы
1. Ададуров, В. Наполеон і Галичина: встановлення французького тимчасового протекторату в 1809 році / В. Ададуров // Вісник Львівського університету. Серія історична. – Львів, 1999 – Вип. 34. – Львів, 1999. – С. 449-465.
2. Внешняя политика Росии ХІХ и начала ХХ века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия первая. 1801-1811 – М.: Государственное издательство политической литературы, 1960. – Т. 5 – 832 c.
3. Выписка из указов Сената о порядке пропуска через границу иностранцев и подданных России и переписка с пограничными заставами по этому вопросу (1807–1809 гг.) // Национальный исторический архив Беларуси в г. Гродно. Ф. 1 Канцелярия Гродненского губернатора. Оп. 1. Ед. хр. 159. 60 л.
4.  Журналы Комитета министров. Царствование императора Александра I, 1802-1826 гг. Т. 1: 1802-1810 гг. СПб., 1888. – 503 с
5.   Мартенс, Ф. Ф. Александр I и Наполеон I. Последние годы их дружбы и союза / Ф. Ф. Мартенс // Вестник Европы. – 1905. – Т. I. – С. 609–639.
6.   Соловьев, С.М. Император Александр I. Политика. Дипломатия / С.М. Соловьев –СПб:, 1877;- 580с.
7.   Bourgeois E. Manuel historique de politique étrangère. / E. Bourgeois – Paris: E. Belin, 1941.–V.2. — 806 p.
8.   Driault E. Napoléon et l’Europe. / E. Driault –P.,1910; 1912.–V.1-2. – 985 p.
9.   Lanfrey P.Histoire de Napoléon I-er. / P. Lanfrey– Charleston: Nabu Press, 2010; –V.2-5.- 2132 р.
10.  Nieuwazny A. My z Napoleonem / A. Nieuwazny. – Wrocław: Wyd. Dolnośląskie, 1999, -p. 305 s.
11.   Zahorski. A Spor o Napoleona we Francji I w Polsce / A. Zahorski. – Warszawa: Państwowe Wydawn. Naukowe, 1974 – 338 s.